15:59 

Проект КОЛМОГОРОВ

1. Желаю, чтобы все…
Рецепты «Каши из топора» отличаются только тем, что
некоторые умудряются добавить крупу, а не которые варят один топор и ждут чуда.


«Долгий ящик» не означал, что школу вообще не реформировали. Наоборот. Уже в 1917 году был создан Народный Комиссариат Просвещения, руководимый А.В. Луначарским. Однако перед ним стояла в основном задача ликвидации безграмотности населения. Поэтому был выбран прагматичный путь «трудовой школы», очень напоминавший американский. К сожалению, при этом общеобразовательная «формальная» часть школьной программы не совершенствовалась, а полностью игнорировалась.

Такое положение не могло долго продолжаться. «Эффективный менеджер» Сталин начал проводить индустриализацию. Стране понадобились не только пролетарии, но и инженеры. Поэтому в начале 30-х годов вернулись к старым, проверенным годами учебникам. Одновременно вернулись и к идеям начала века о модернизации школьного курса математики.

Эти идеи активно пропагандировались примерно с 1933-1936 года. В 1939 году на 18-м съезде ВКП (б) было провозглашено, что социализм в СССР в основном построен. Страна приступает к строительству коммунизма, для чего ставит себе задачу экономически догнать и обогнать развитые капиталистические страны в течение ближайших 10-15 лет, а уровень образования населения довести до обязательного семилетнего в деревне и обязательного десятилетнего в городе уже к 1942 году. «Мы хотим сделать всех рабочих и всех крестьян культурными и образованными, и мы сделаем это со временем» (Сталин). Именно на этом съезде была заложена мина под среднее образование. «В 1942 году в 8-10 классах будет обучаться в 34 раза больше учащихся, чем до революции» (Молотов).

В этом же году идеолог реформы математического школьного образования А.Я. Хинчин опубликовал программные статьи, основное содержание которых сводилось к следующему:
1) Точные определения, формулировки и рассуждения должны заменить всё двусмысленное и расплывчатое, входящее в противоречие с практикой преподавания математики в ВУЗах. От плохих и отживших традиций, таких как, например, невключение нуля во множество вещественных чисел, надо без сожаления отказаться.
2) Самой категорической необходимостью является введение в школьные программы оснований анализа бесконечно малых. Практические приложения здесь неисчислимы. Материал доступен, что проверено практикой обучения в реальных училищах до революции. Место в программе можно найти, убрав из неё всю архаику.
3) Необходимо создание новых учебников и методических руководств.
4) Необходимо постепенно переподготовить методически и научно значительную часть учительства, существенно перестроить педагогическую практику в педвузах. Не хочет реформы тот, кто вызубрил учебник и не желает переучиваться. «Даже в две-три шестидневки учитель может получить хорошую и действенную научную зарядку, если только мы позаботимся о том, чтобы такого рода курсы были обеспечены рациональным планом и достаточно квалифицированными лекторскими силами. Самое главное здесь в том, чтобы научное освещение не подменивалось, как это часто у нас бывает, сообщением методической рецептуры, методических шпаргалок».
5) «Необходимо защитить право передового учителя на здоровый методический эксперимент, оградить такого учителя от педантических придирок директора, методиста, инспектуры, в особенности инспектуры некомпетентной, как это сплошь и рядом у нас бывает. Известны случаи, когда директор и завуч запрещали учителю доказывать теорему не так, как она доказывается в стабильном учебнике».
6) Научная общественность в ближайшее время должна внимательно рассмотреть работу методических научно-исследовательских учреждений, кабинетов и лабораторий, а также методических кафедр педвузов. Рецептура областного или городского кабинета подчас носит для учителя законодательный характер, «а у нас есть проверенные сигналы, свидетельствующие о прямой безграмотности этой рецептуры даже в столичных учреждениях. Это не удивительно, так как научно образованных методистов у нас можно пересчитать по пальцам. Подавляющее большинство методических кадров, даже в Москве, до сих пор находится на недопустимо низком научном уровне и воспитывает в учителях педантизм и тот схоластический подход к науке, которым до сих пор так грешит преподавание математики в нашей школе. Но самое худшее в том, что методические кадры совершенно не растут. О воспитании новых методистов никто не заботится».

Когда первый раз читаешь эту программу, то от всей души её одобряешь. Когда перечитываешь её вторично, то что-то неосознанно начинает внутри сопротивляться. И только потом осознаешь, что это рецепт сварить «Кашу из топора» всего за 2-3 года. Ничего, кроме благих пожеланий нет. Нет готовой программы. Нет учебников, под неё написанных. Нет учителей, готовых по этим учебникам преподавать. Нет методистов, готовых научить учителей работать по новой программе. Нет учебных заведений, готовящих этих методистов. Нет даже средств на реализацию программы, если только не подразумевается заставить всех пахать на голом энтузиазме. Эта программа на 10-20-30 лет, а не на 1-2-3 года. А с трибуны съезда уже несется: «Я знаю, саду цвесть!!!». Широко шагали товарищи!!! Слишком широко.


URL
   

Надо же

главная